государственный республиканский
академический немецкий
драматический театр

 

Казахстан, будучи политико-экономическим центром Центральной Азии, в последнее время стал также площадкой для театральных фестивалей. На этот раз международный театральный форум принимает город Талдыкорган.

 

Ассоциация театров Казахстана, созданная всего два года назад, уже сформировалась, как крупная и самая активная театральная организация, которая в течении этого недолгого времени накопила огромный опыт в организации международных театральных фестивалей. Президент Ассоциации театров Казахстана, живая легенда казахского театра и кино Асанали Ашимов, в свои 81 все такой же активный и энергичный, как десятки лет назад.

 

Вице-президент Ассоциации - режиссер и директор Казахского национального театра Асхат Маемиров, наделен особыми менеджерскими качествами и достаточным опытом в организации международных мероприятий. Частью этой команды подразумевается также молодой театровед и менеджер культуры, исполнительный директор Ассоциации Салтанат Абулгазиева.

 

Именно эта великолепная тройка создает всемирный театральный фестиваль, который традиционно каждый год проводится в Астане. Она же руководит организацией VII Международного театрального фестиваля стран Центральной Азии, который уже во второй раз проходят в маленьком городе Талдыкоргане, недалеко от Алма-Аты. Фестиваль, в целом представляет не только культурное событие, но и является частью политики.

 

Заслуга команды в том, что Казахстан стал театральной платформой Азии, при поддержке Министерства культуры и туризма Казахстана. Большое количество фестивалей способствует ознакомлению с современным Казахстаном, как развивающейся страной, а также развитию туризма и установлению новых международных отношений.

 

Команда фестиваля смогла прорвать границы с Туркменистаном. Уже десятки лет ни один театр из Туркменистана не принимал участие не в одном международном фестивале. Эффективно работающая команда Асанали Ашимова смогла сделать так, что среди участников появился и Туркменистан. Один из организаторов фестиваля Асхат Маемиров сказал на одной из официальных встреч: «Фестиваль помимо праздника, является местом встречи друзей, пространством передачи опыта и залогом создания новых совместных проектов. Казахстан же гостеприимная страна». Невозможно с ним не согласиться, поскольку он всегда превращает данное им слово в реальность. Это факт.

 

Нынешний VII Международный театральный фестиваль стран Центральной Азии особенный, что обусловлено не только оригинальной и разнообразной программой, но и историческим фактом. Нынешний фестиваль проводится в ново построенном театральном здании Талдыкоргана. Фестиваль, посвященный 120-летию выдающегося казахского общественного деятеля Темирбека Жургенова, открылся в новом современном технически обустроенном театральном здании. В фестивале этого года участвуют театральные коллективы Турции, Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана.

 

Международный театральный фестиваль стран Центральной Азии конкурсный, у него есть международное жюри. В жюри седьмого фестиваля работают: Асанали Ашимов (председатель жюри), Талгат Теминов (режиссер), Нурлан Абдыкадыров (писатель, режиссер), Анар Эркебай (театровед), Исрафил Исрафилов (театровед), Абдугаппар Абдужафаров (писатель, переводчик) и Лаша Чхартишвили (театровед). Члены жюри представляют разные поколения, страны, мировоззрения, что уравновешивает субъективные интересы какой-нибудь одной группы и приближает к объективности.

 

Помпезная церемония торжественного открытия фестиваля совпала с открытием нового здания драматического театра Талдыкоргана, поэтому торжественный вечер был вдвойне наполнен позитивной энергией. Это значительное культурное и историческое событие совпало с церемонией награждения лауреатов ежегодной молодежной премии «Серфер» (что означает импульс). Лауреатом этой премии вместе с несколькими молодыми звездами казахского театра и кино стала менеджер культуры, и уже заместитель директора Казахского национального театра и исполнительный директор Ассоциации театров Казахстана Салтанат Абулгазиева.

 

Новая сцена Талдыкорганского драматического театра открылась спектаклем известного казахского режиссера, основателя и художественного руководителя молодежного театра Астаны Нурканата Жакыпбая «Айман Шолпан» (по мотивам музыкальной пьесы казахского классика Мухтара Ауэзова). Ввиду этого факта, спектакль непременно останется в истории Талдыкорганского театра, и навсегда запомнится коллективу, но, увы, не останется в истории казахского театра, как лучшее сценическое произведение. Равно как и в творчестве замечательного режиссера Нурканата Жакыпбая он не займет особого места.

 

Новый спектакль «Айман Шолпан» стал неожиданностью от мастера, так как режиссер применил в этом спектакле те же приемы, что и в его же спектакле «Укрощение строптивой», поставленном несколько лет назад в Молодежном театре Астаны. Режиссер и в новой постановке повторяет карнавально-балаганную форму спектакля. Спектакль начинается неожиданного врывания в партер парада актеров, который несет функцию пролога, и создает приподнятое настроение. Представление, являющееся музыкальным, насыщено вокальными и хореографическими номерами, массовыми номерами, массовыми сценами, в которых не выделены основные персонажи. В спектакле участвует вся труппа Талдыкорганского театра.

 

Конкурсную программу открыл молодежный театр «Дарига-ай» из Казахстана. Театр представил «Ричарда III» Шекспира, работу молодого режиссера Дины Кунанбай, богатую иллюстративными мизансценами и цитатами из разных спектаклей русских и европейских режиссеров. Часто встречаются знакомые метафоры (символика мечей, кровь в кубках, головы людей, как игровые мячи и т.д.), тривиальные мизансцены.

 

Дина Кунанбай в «Ричарде III» предлагает типичную, трафаретную и традиционную сценическую версию, где важна форма, а не история, трагедии, случившиеся в душе человека. Поэтому, режиссер предлагает актерам только схемы и не ищет глубины, для нее главное - многообразие выразительных способов. Именно поэтому серия убийств решена хореографическими приемами и представляет некий номер, который включен в спектакль.

 

Сложно установить жанр и стилистику спектакля. Несмотря на то, что спектакль должен быть трагедией (так указано в программке), на сцене не происходит ничего трагического (зритель не воспринимает как трагедию происходящее на сцене, напротив, аплодирует «геройствам» Ричарда). Также трудно установить, на чем основывается спектакль Дины Кунанбай - на физическом, условно-гротеском или психологическом театре. Стилистически спектакль эклектичен.

 

Перемешивание жанров и стилистики - одно из характерных черт современного театра, определенная тенденция, но «Ричард III» не дотягивает до этого художественного качества. Режиссер обильно использует уже устаревшие эффекты: снег, дым, музыку – но эти факторы и не меняют, и не создают атмосферу.

 

Еще одна деталь - это сценографическое и пространственное решение. Зритель размещен на сцене, наверно для большей интерактивности и создания камерной атмосферы, но интерактив сдерживает граница между условной сценой и условным партером. Этой границей создается замкнутое пространство и кажется, что происходящее в этом замкнутом пространстве, не переходит за его границы. Трагедия Шекспира происходит где-то там, а не здесь, у нас. Стилизованные костюмы, которые в основном решены в темных цветах, не конкретизируют эпоху, и этим режиссер подчеркивает вечность проблемы. Но, как выясняется, эта проблема в ее спектакле изолирована, находится за пределами. Такова позиция режиссера.

 

Возможно, для казахского театра «Ричард III» Дины Кунанбай представляет новизну (как с точки зрения формы, так и интерпретации), но спектакль представляет использование опыта современного театра. Молодой режиссер хорошо знает театр 20-го века и современный, новейший европейский театр, основывается и использует этот опыт, что безусловно представляет собой положительное явление, но это не должно происходить за счет ограничения ее индивидуальной самобытности, как режиссера-творца.  

 

 На второй день был показан спектакль «Войцек» Георга Бюхнера в постановке Дины Жумарбаевой, который молодой режиссер поставила в независимом частном театре «Театр 28». Это первая сценическая интерпретация «Войцека» в казахском театре. Тот факт, что режиссер, прибегая к европейской классической и современной драматургии, разбивает творческую стену и утверждает на казахской сцене современное театральное мышление, представляет собой значительное явление для преданного традициям казахского театра. Ее же постановки - это шаг в сторону европейской театральной семьи.

 

В 2017 году ведущий актер казахского Национального театра, звезда казахского кино и телевидения, популярный молодой актер Азамат Сатыбалды создал новую театральную компанию. Театр с небольшой историей уже достиг определенных успехов спектаклем «Войцек». Помимо того, что спектакль молодой творческой группы пользуется популярностью и нравится зрителю, он уже завоевал ряд побед в разных номинациях на нескольких фестивалях.

 

Основное достоинство спектакля «Войцек», думаю, это актерский ансамбль, так как смотря спектакль, чувствуешь, что на сцене работает талантливая, трудолюбивая, энергичная молодежь, желающая сказать новое, особенное, оригинальное слово в современном казахском театре. В спектакле в роли Войцека выступает создатель театра Азамат Сатыбалды. У актера есть харизма, которая притягивает, и позитивно располагает к нему даже самого критичного зрителя. У него есть сценическое обаяние, хорошая пластика, исполненный им Войцек простой, реальный человек нашего времени. Актер характерными для него выразительными средствами рисует героя трагической судьбы.

 

В спектакле выделяется исполнительница роли Марии Ажарлым Бакытжанова. Актриса правдива, эмоциональна, хорошо чувствует сцену и зрителя, грамотно контролирует эмоции, держа их на волоске. Показывает бурю, развернувшуюся в глубине души своего персонажа.  Достойное партнерство исполнителям главных ролей оказывают Данияр Базаркулов, Асан Мажит и Нуржан Абубакир.

 

В спектакле «Войцек» вы встретите множество уже виденных ранее театральных эффектов, но этот изобретательский каскад не так часто, или почти никогда не встретишь на казахской сцене. Молодая творческая группа одновременно старается утвердить в казахском театре тот опыт, который прошел и сейчас проходит европейский театр. Желание молодых быть в авангарде современного театрального искусства похвально, и являет собой прогрессивный шаг, который создаст почву для освоения новых театральных форм в современном казахском театре.

 

На фестивале мы посмотрели два спектакля Дины Жумарбаевой, на основании чего можно сказать, что молодой режиссер стремится к освоению современных театральных форм, она владеет большим объемом информации о происходящих в мировом театре процессах, и старается использовать этот опыт в своих спектаклях. Любит стихии (на этот раз, мы видели на сцене актеров, играющих под натуральным проливным дождем), микрофоны, мимодраматические вставки, разные направления и стилистика в ее постановках, хореографические связки между эпизодами, фокусы и театральные эффекты.

 

В погоне за формами часто теряется история и проблема, которая передается только текстом. Режиссеру удается использовать визуальную эмоциональность во влиянии на зрителя, но история, темы и проблемы так и остаются на сцене, и не затрагивают сидящих в партере зрителей. Создается впечатление, что ради поиска режиссером Диной  Жумарбаевой форм и выразительных средств, на второй план уходит боль, волнующая  творческую группу. Я верю, что их боль и радость в будущем станут нашей болью и радостью.

 

Туркменский национальный театр представил сказку Н.Реджепова «Гёроглы и Агаюнус». Тот такт, что туркменский театр учувствует в международном фестивале, говорит о многом. Мы увидели поэтическую и мифическую историю о любви и героизме. В туркменском театре в какой-то степени законсервирован театральный язык. Он сохранил старую театральную форму и мышление, и на этом фоне довольно трудно говорить, где находится и какое место занимает современный туркменский театр в контексте театра мирового. Но одно явно - у них очень красивые актеры, отличающиеся утонченной сценической культурой. Герои спектакля борются за любовь и здесь нет зла, конфликта. Героям спектакля встречаются только препятствия.

 

Я уверен, что туркменские актеры хорошо поют, поэтому не понимаю, почему во время спектакля используется фонограмма исполняемых в спектакле песен.  Ведь театр самое живое искусство, не терпящее фальши. Актеры Туркменского национального театра отличаются особой манерой игры, они почти все время стоят апарте, разговаривая со зрителем, а не со сценическими партнерами, персонажами. Особое впечатление на зрителей произвела красавица актриса Гульайым Аннаменглиева, которая и вправду походила на фею в своем прекраснейшем костюме.

 

Главное достоинство спектакля - национальные исторические костюмы, которые создал Мекан Аннамырадов. Он настоящий мастер, творец, скрупулёзно, детально проработавший каждый костюм, который не повторяется и красоту которого забыть невозможно. Интересные типажи создали актеры: Гульшат Менглиева (няня Агаюнуса) и Чарыяр Аннамырадов (Гёроглы). Для туркменского театрального коллектива участие в международном фестивале в Казахстане явление значительное, вливающее новую кровь и дающее основу для творческого развития.

 

Приятным сюрпризом стал спектакль «Я сотворил тебя» Башкирского академического театра драмы им. Мажита Гафури, в постановке Азата Надыргулова по пьесе Туфана Миннулина. Спектакль начинается с хореографической миниатюры (хореограф Ольга Даукаева). Молодая, совершенно здоровая и привлекательная девушка подчеркнуто хорошо танцует, начинается спектакль, и ты понимаешь, что танец - несбыточная мечта героини (Нурсины), она человек с ограниченными возможностями и перемещается в коляске. Актриса Гульмира Исмагилова с самого начала вызывает симпатию зрителей (а не чувство жалости) по отношению к ее персонажу. 

 

Актриса, помимо хороших пластических данных показывает внутреннюю эмоцию, в ее исполнении есть свобода, правдивость, непосредственность, простота – все это достигается за счет профессионализма. По случайности она знакомится с Рахимьяном, который тоже оказывается человеком с ограниченными возможностями, и завязывается узел, возникает интрига, и зритель ждет, как будут развиваться события в спектакле. Исполнитель роли Рахимьяна Фиргат Гарипов - поначалу грубый, неотесанный, неуклюжий и агрессивный молодой человек, похожий на маньяка, пристрастный к алкоголю, его агрессия мотивирована и понятна. Но все меняется после того, как он виртуально влюбляется в Нурсину. 

 

Актер показывает метаморфозу героя – как в нем просыпается душевная нежность, любовь, самопожертвование. Спектакль-мелодрама, грустная история, хотя она и доказывает, что ограниченных возможностей не существует, поскольку главные герои имеют то, чего, возможно нет у других – они нашли и полюбили друг друга. Очень волнительна сцена, когда уже влюбленная героиня Гулмиры Исмагиловой прихорашивается, прежде чем поднять телефонную трубку, готовится к виртуальной встрече с ним, несмотря на то, что Рахимьян не сможет увидеть, как она выглядит. Актриса без лишних эмоций, слов и движений, очень точно выражает душевный мир героини.

 

Режиссер Азат Надыргулов поставил перед актерами сложную задачу, на протяжении почти всего спектакля они являются лишь голосовыми сценическими партнерами (диалоги происходят только по телефону), и постановочная группа отлично справилась с этой задачей. Следует отметить, что сцена максимально разгружена и декорация фактически отсутствует, да она и не нужна, так как это пространство актеры заполняют своей игрой. Тем более, лишние и более того - даже мешающие и неуместные здесь проекции с изображением на фоне сцены, всяческой логики лишена фреска «Сотворение Адами» с Сикстинской капеллы Микеланджело. Ни другие иллюстрации не добавляют спектаклю никаких достоинств, также как и песни из репертуара Андреа Бочелли, поскольку они трафаретны, плакатны и примитивны. 

 

@ Лаша Чхартишвили

театральный критик